Время суровых испытаний

Категория: Люди и судьбы
Опубликовано 11.03.2020 10:49
Просмотров: 197

Гера — первый справа, рядом — его друг Мирек из ЧехииГера — первый справа, рядом — его друг Мирек из ЧехииДо войны наша семья жила на Урале, в городе Перми. Мне было восемь месяцев, когда отец, Иван Фёдорович Кузьминых, ушёл защищать Родину.

Уральский корпус прибыл на фронт, где шли кровопролитные бои. Часть, в которой служил отец, попала в окружение. С боями долго прорывались к своим. Но случилось самое страшное — фашистский плен. Гитлеровцы пригнали наших солдат — израненных, голодных, оборванных — на окраину белорусского Полоцка. Бывший военный городок враги превратили в концлагерь. Тысячи людей томились в этих страшных застенках. Каждый день за ворота лагеря вывозили десятки трупов.

Зимой 1942 года группу пленных, в которую входил отец, заставили возить в лагерь воду для бараков. Сами фашисты пользовались колодезной, а пленным разрешалось брать только из ям старого глиняного карьера, где жидкость скапливалась после осенних дождей.

Водовозы смастерили сани, раздобыли две огромные бочки, отремонтировали их, заделав щели. В карьере рубили лёд, черпали воду вёдрами, наливали эту жёлтую жижу в бочки, а потом впрягались в сани и везли их к баракам, где лежали больные и истощённые пленные.

Кузьминых Иван ФёдоровичКузьминых Иван ФёдоровичКак-то водовозов сопровождали два старых немецких солдата. Отец обратился к ним с просьбой разрешить взять воду из колодца, находившегося на окраине деревни. Оглянувшись (нет ли поблизости кого-нибудь из лагерного начальства), конвоир согласился, сказав при этом: «Абер шнель, зэр шнель!».

Водовозы поспешили к колодцу, быстро наполнили бочки, а один пленный даже успел заскочить в ближайший крестьянский дом и вернулся с краюхой чёрного хлеба. Только отошли от колодца, как заметили бегущих навстречу эсэсовцев. Впереди — офицер с собакой, за ним — несколько автоматчиков. «Хальт!» — заорал офицер. — Кто разрешил брать воду из колодца?». Избитых водовозов бросили в карцер.

Прошло несколько недель. Немцам понадобилась команда строителей. Отец назвался плотником. Группу из девяти пленных направили в прифронтовую полосу на возведение оборонительных укреплений. Им удалось бежать. После долгих скитаний по лесам и болотам наткнулись на партизан отряда «За Родину» второй Калининской бригады. В боях с фашистами новички дрались отважно и нещадно мстили гитлеровцам за муки и страдания, которые перенесли в плену, за гибель товарищей по оружию.

В июле 1943 года Ивана Кузьминых назначили комендантом партизанской деревни Лемно Россонского района Витебской области. Отец заботился о снабжении бойцов продовольствием, организовывал оборону деревни во время карательных операций фашистов.

В январе 1944 года папа простудился и тяжело заболел. Самолётом его отправили в тыловой госпиталь, откуда после длительного лечения он вернулся домой.

Мама — Инна Петровна, Инна — 3 года,  Герман — 11 лет. 12 сентября 1943 г.Мама — Инна Петровна, Инна — 3 года, Герман — 11 лет. 12 сентября 1943 г.Годы войны в Перми были очень тяжёлыми. Хлеб и другие продукты давали по карточкам. Почти все взрослые в нашем доме работали на военных заводах, часто ночевали у станков. Большой двор жильцы засадили картошкой — спасались от голода. У меня после кори случилось осложнение — отнялись ноги. Мама испугалась, но, к счастью, я поправилась. А вот у брата Геры (он был старше меня на 9 лет) частые воспаления лёгких сопровождались приступами астмы. С его школьными друзьями мы ходили в госпиталь, где я читала бойцам детские стихи. В награду получала кусочки сахара и печенья. Раненые ласково гладили меня по голове, у некоторых в глазах стояли слёзы.

Помню, как однажды вечером все в нашем доме заволновались, забегали, бросились к окнам, которые озарялись яркими разноцветными вспышками.

Обнимая и целуя друг друга, взрослые кричали: «Это салют! Победа! Войне конец!».

Через год школа отправила моего брата по путёвке в «Артек». Домой он вернулся окрепшим, привёз в бутылке воду из Чёрного моря и сказал: «Врач посоветовал, чтобы наша семья переехала на Южный берег Крыма: его целебный воздух избавит меня от приступов астмы». Осенью 1947 года мы прибыли в разорённую, голодную Ялту. Но её благодатный климат в самом деле сотворил чудо!

Позади уже 75 послевоенных мирных лет. Счастливое время! Вскоре после Крымского референдума 2014 года мне вручили членский билет Союза писателей России. Своими книгами для детей я стараюсь помогать педагогам воспитывать ребят истинными патриотами.

Инна КОЗЕЕВА (Кузьминых)

Нравится