Пока в терновнике поют, в Терновке нерестятся

Рыбы живут в «оранжерейных» условиях.Рыбы живут в «оранжерейных» условиях.

Затерявшееся среди гор маленькое село Терновка интересно и местоположением, и названием, вызывающим предположение, что здесь должны расти кусты терновника. И ведь правда — на открытых полянах часто встречаются заросли ежевики, шиповника, кизила и… терна.

 

Возможно, поэтому в 1944 году, когда в этих местах появились переселенцы из российской глубинки и стали восстанавливать разрушенное войной хозяйство, прежнее крымско-татарское название Старые Шули изменили на не менее поэтическое. К тому же оно находится в одном из красивейших уголков Крыма: в Балаклавском районе Севастополя, у границы с Бахчисарайским районом, в долине притока реки Черной. Со всех сторон окружено горными массивами: с севера — Эль-Буруном и Шулданом, с юга — Зыбук-Тепе. В этих окрестностях находятся пещерные города Мангуп-Кале и Эски-Кермен, пещерные монастыри Шулдан и Челтер-Мармара, а также памятники природы — Бельбекские ворота и Чернореченский каньон. Однако мы отправились в Терновку не за туристическими достопримечательностями, а за производственными. Именно! Не поверите, но здесь с недавних пор выращивают... стерлядь и осетров.

 

 

Стерлядь и осетрв огромных чанах

Михаил Бушмакин — директор осетрового хозяйства.Михаил Бушмакин — директор осетрового хозяйства.

Сегодня, пожалуй, все в Терновке знают, где находится осетровый завод. В центре села уточняем, как к нему проехать. «Вон за ту горку доедете, до скотобойни, а там подскажут», — направляет нас первый повстречавшийся сельчанин.

Неказистая ухабистая дорога бежит меж невысоких горных склонов. Затем разветвляется на несколько более узких, но уже хорошо утрамбованных транспортом проселочных, поэтому сразу и не сориентируешься, куда двигаться дальше. Со всех сторон что-то строится, снуют люди. Стоит произнести «осетровый», и, не дожидаясь окончания фразы, вам покажут нужное направление. 

И вот яркий логотип завода. С первого взгляда и не поймешь, что здесь идет настоящий производственный процесс: длинное одноэтажное здание, напоминающее барак, хозяйственный двор, заставленный всякой всячиной, рядом — остатки давно разрушенных построек.

Навстречу выходит, вытирая тряпкой руки, мужчина. Смотрит с досадой.

«Как вы не вовремя, — вздыхает он, — мы как раз сегодня устанавливаем насос, времени на разговоры катастрофически мало».

По хозяйской деловитости встречающего сразу понимаем: это тот самый директор осетрового хозяйства Михаил Бушмакин, с которым договаривались о встрече еще две недели назад. Свободного времени у него действительно очень мало. Как все фермеры, начинающие дело, он, возможно, света белого не видит, ведь помощников особо нет. К тому же прекрасно понимает, никто ничего на блюдечке с голубой каемочкой не поднесет, поэтому разглагольствовать некогда. Но нам очень хотелось увидеть первый в Крыму осетровый завод, вот и настояли на встрече. И теперь должны мириться с ограничением во времени.

Стоит ли описывать наше удивление, когда мы заглянули внутрь «барака»? Скажу лишь, что от увиденного на пару секунд оторопели: первое, что бросилось в глаза, — сверкающие в лучах прорезающегося сквозь дверной проем солнца бассейны, больше напоминающие огромные кастрюли, достающие почти до потолка. Новые, отливающие металлическим блеском, они стоят в несколько рядов и уходят куда-то далеко вглубь. Темнота помещения скрывает «горизонт».

Осторожно заходим, почти на ощупь идем по деревянным настилам. Кроме полутьмы, нас поглощает звук невидимых генераторов. Специально для гостей свет делают ярче. Заглядываем в один из бассейнов и приходим в неописуемый восторг: «детям каменных джунглей» лице­зреть уйму рыбы, которую можно схватить голыми руками, сравнимо с чудом. Будто попали в другой мир, где царствуют осетр и стерлядь, их, кстати, называют не иначе как царской рыбой.

— А почему свет приглушен? — спрашиваю одного из сотрудников по имени Александр, представившегося рыбоводом.

— Пытаемся воссоздать микромир морского дна, а там, как известно, света немного. Пришлось даже окна замуровать, за исключением нескольких проемов.

Рыба активно движется по кругу, в косяке мелкой стерляди неспешно, даже как-то вальяжно плавают два-три крупных осетра. И так в каждом чане, размеры которых разные. Естественно, и количество их обитателей разнится. Александр осторожно вылавливает сачком стерлядь, укладывает на специальные весы, а затем перемещает в другой чан.

— Что это вы делаете?

— Отсаживаем «мальчиков» от «девочек». Первые пойдут на стол, вторые — на икру.

— Бедные «мальчики», — сокрушаюсь о судьбе особей мужского пола.

Александр поясняет: эта разновидность рыбы начинает давать икру на третий год жизни. В отличие от осетровых, достигающих репродуктивного возраста лишь на пятый-седьмой.

— Так что при помощи УЗИ-аппарата отбираем тех стерлядей, которые уже в следующем году начнут давать потомство.

 

Взялся и сделал

Достигших определенного возраста самок стерляди отсаживают для воспроизводства. Достигших определенного возраста самок стерляди отсаживают для воспроизводства.

Наконец-то нашел для нас минутку и сам хозяин удивительного мини-завода. Хотя, возможно, ошибаюсь, относя предприятие к малым, все-таки здесь на сегодняшний день размещается 40 бассейнов!

«Рассчитаны они на 12 кубов, 8 и 3. В самом маленьком бассейне может находиться максимум 200 кг рыбы, в большом — тонна, поскольку плотность посадки — 50—70 кг на один кубический метр. Сейчас все емкости заполнены. Наши подопечные растут, к сезону — июню-июлю — обретут уже товарный вид. Уверен, что все будет хорошо, правда, если вы, журналисты, не будете нам активно мешать», — на лице Михаила расцветает долгожданная улыбка.

Этой неожиданной благожелательностью стараемся тут же воспользоваться. Но особых усилий прилагать уже не приходится: когда человек чем-то искренне увлечен, он готов говорить о любимом деле часами. Вот и Михаил с огоньком в глазах рассказывает, что стерлядь сейчас весит 400—500 граммов, а одного с ней возраста осетр — аж 1,5 килограмма. Зато маленькая юркая рыбешка, в отличие от своего более царственного соседа, быстро становится взрослой и, как уже говорилось, раньше начинает метать икру — полезную, черную, пожалуй, всеми любимую. Правда, о производстве икры говорить преждевременно, для этого надо пройти еще немалый путь: все обустроить, сертифицировать, получить техусловия на производство этого продукта, соответствующие разрешения. В общем, работы впереди ой как много. Однако и сделано уже немало.

Михаил — городской житель, бывший военный, когда-то служил в Севастополе. И хотя последние 20 лет прожил в Москве, все эти годы в сердце хранил любовь к южному белокаменному городу. Решив переехать сюда, поставил перед собой задачу сделать что-то полезное для региона, вернувшегося в «родную гавань».

«Мне хотелось действовать, что-то создавать своими руками. Приобрести недвижимость в Крыму и этим довольствоваться — не по мне. Купи-продай или купи-сдавай — тоже неинтересно. А вот вложить деньги в дело и заниматься им, достигать конкретных высот, результатов — все это наполняет жизнь смыслом», — говорит фермер.

Надо сказать, три года назад, когда Михаил только начинал, на месте нынешнего ангара с бассейнами был разрушенный загон для скота. Глядя на руины, находящиеся рядом, можно представить, с чем он тогда столкнулся. Только мусора было вывезено 20 КамАЗов, затем началось строительство. И сегодня на 0,8 гектара, которые фермер арендует у бывшего колхоза «Память Ленина», преобразованного в КСП, а потом в ООО, создан завод с полноценным автоматизированным производством, включая замкнутый цикл подачи воды. Жизненная среда для рыб постоянно циркулирует внутри бассейнов, очищается, насыщается кислородом, затем фильтруется и опять поступает в емкости. 

Михаил с гордостью рассказывает, рыба в таких условиях растет в три раза быстрее, чем в природе, и при этом не болеет. В общем, для нее создается максимальный комфорт, ее не просто выращивают — холят и лелеют. Но чтобы так было всегда, чтобы работа проходила без сбоев, нужны не только новейшее оборудование, но и постоянное наблюдение за ним. Поэтому все шесть сотрудников, которые здесь трудятся, — специалисты широкого профиля: выполняют не только обязанности рыбоводов и операторов, но и любую другую работу, например, если понадобится, смогут починить, настроить механизм и так далее. Результат налицо. Если первый малек на заводе появился 28 ноября 2015 года, то уже в середине прошлого началась активная торговля взрослой рыбой. Сегодня ее реализовано больше пяти тонн. 

 

Трудности не страшны

И я подержала в руках «царский» экземпляр. Кстати, «терновская» рыба дешевле завезенной с Кубани.И я подержала в руках «царский» экземпляр. Кстати, «терновская» рыба дешевле завезенной с Кубани.

Царскую распробовали лучшие отели и рестораны Крыма. Подписаны договоры с крупнейшими торговыми сетями полу­острова.

«Наша рыба представлена в «Фуршете», «Меркурии», «Баркасе», «Аквамарине». В прошлом году большие закупки делал отель «Мрия». Очень надеюсь, теперь, когда Крым стал российским, покупательная способность населения постепенно будет возрастать, и все крымчане смогут готовить хорошую рыбу. Сегодня вы видите 20 тонн, в ближайшее время планируем выйти уже на 30», — обещает Михаил.

По его словам, себестоимость этого продукта высокая, поэтому стерлядь продают по 900 рублей за килограмм, осетра — по 1000. К сезону надеются скинуть цену примерно на сто рублей. Но в любом случае «терновская» рыба дешевле, нежели привезенная с Кубани — ближайшего региона, где функционируют подобные заводы.

«Наше предприятие молодое, мы еще не окупили вложения, к тому же намерены расширяться. В планах — производство балыка, черной икры, копчение, засолка, заморозка. Также хотим взять еще один участок и начать выращивать сибаса (разновидность судака) и дорадо (морского карася). Эти виды рыб премиум-класса — самые востребованные во всех ресторанах Москвы и Петербурга, их мясо отличается необычайной нежностью и тонким вкусом, к тому же мало костей», — рассказывает Михаил.

Есть еще задумки, кстати, соответствующие хозяйскому подходу, девиз которого — безотходное производство. И Михаил знает, как этого добиться: на свободной территории собирается поставить теплицы и выращивать растения на рыбьем помете. Он пока не определился, какие именно, зато понимает — на уникальных удобрениях может прекрасно расти что угодно, будь то обыкновенный салат или наливная клубника. Главное, все отходы от основного производства пойдут впрок.

«Это будет первый в России комплекс аквапоники (высокотехнологичный способ ведения сельского хозяйства, сочетающий аквакультуру (выращивание водных животных) и гидропонику (выращивание растений без грунта). — Авт.). Вот такое наше ноу-хау. Сейчас решаем вопрос с разработкой бизнес-плана и финансированием», — отмечает фермер.

Да, у этого незаурядного человека грандиозные планы. И о проблемах, с которыми ему приходится сталкиваться, он говорит вскользь, не акцентируя на них внимание, мол, у кого их нет. Но мы и сами прекрасно знаем, как нелегко сегодня выжить малому и среднему бизнесу. Поэтому стойкость таких людей, как Михаил, вызывает восхищение.

«Я сейчас и директор, и снабженец, и бухгалтер, и продавец. Тяжело, нет ни праздников, ни выходных. Но мне интересно так жить. Еще несколько лет назад ничего не знал об этом бизнесе, а сегодня могу учить тех, кто хочет им заниматься. И от своих задумок отказываться не намерен. Буду идти вперед», — без пафоса, будничным голосом говорит наш собеседник.

Прощаемся, как добрые друзья. Подумалось, рассматривать Крым, в частности Терновку, как туристический кластер, конечно, правильно, но не менее важно для республики и то, что делают обыкновенные люди, взявшие на себя ответственность создавать новое производство. Очень хочется, чтобы у Михаила, да и у других, таких, как он, предпринимателей, все получилось. И пожелать — не Бог в помощь, а государство в помощь.

 

Ольга САФРОНОВА.
Фото Арвидаса ШЕМЕТАСА.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Похожие статьи

June 2017
Mo Tu We Th Fr Sa Su
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2

Animation

Лента новостей

Лето — не у всех время отпусков. Одним пора готовить сани, другим — обеспечивать отдых, а кому-то — брать в руки метлу

23-06-2017

Уборочная кампания — процесс только начинающийся, подготовка к осенне-зимнему отопительному сезону — назревающий, но все еще несколько отдаленный, а вот...

О чем не спросили президента

23-06-2017

В этом году крымчане куда активнее звонили и писали на «Прямую линию», в ходе которой Владимир Путин общался со страной...

Пусть мир смотрит на Крым «закрытыми глазами». Главное, чтобы мы сами их вовремя открывали

23-06-2017

«В Крыму огромное количество достижений, которым мало где в мире можно найти аналоги. Но упорство, с которым Запад смотрит на...

Эхо далекой войны

23-06-2017

Более семидесяти лет прошло после окончания самой кровопролитной в истории человечества войны — Великой Отечественной. Для многих живущих сегодня она...

Красная гвоздика — наш цветок

23-06-2017

Благотворительный фонд «Память поколений» предлагает россиянам покупать значки  «Красная гвоздика». Средства от их продажи будут направлены в помощь ветеранам —...

На что отзывается душа

23-06-2017

Наверное, эти мысли хотя бы однажды посещали каждого из нас

Самый лучший папа — мой!

23-06-2017

В третье воскресенье июня  в России отмечают День отца.

Увидеть мир и удивиться

23-06-2017

Помните, как в фильме «Мэри Поппинс, до свидания» герои на карусели встречаются со своим детством, общаются, рассказывая, чего достигли в...

Курортный роман длиною в жизнь

23-06-2017

Ялта. Гостиничный номер. Он и она. Розы и шампанское. Взятка горничной, чтобы «не заметила» ночную гостью. Именно так, как правило...