Владимир КОНСТАНТИНОВ: «Сколько буду жить — буду строить, потому что это созидание»

Когда только начала распространяться коронавирусная инфекция, Председатель Государственного Совета РК Владимир КОНСТАНТИНОВ сказал, что «это надолго, и нам надо научиться с этим жить». Позади два месяца, проведённых крымчанами в самоизоляции. Как они прошли, чему нас научили, какие задачи поставили? Вот как оценивает ситуацию, в которой оказались Крым и Россия, глава парламента республики.

— Я бы отметил два фактора, — сказал Владимир Андреевич. — Первый удар эпидемией нанесён. Из этого и надо исходить. Точно оценить потери экономики пока невозможно, поэтому не буду называть никаких цифр. Всё будет зависеть от того, как мы пройдём завершающую стадию.

Конечно, надо учиться с вирусом жить. Надеюсь, в ближайшее время противодействие ему будет найдено: лекарство или вакцина. Но до этого придётся с ним сосуществовать. Люди уже прошли «процесс обучения», понимают, что расслабляться нельзя ни в коем случае. Это точно изменит нас в какой-то степени. Об этом сейчас много говорится. Поведение людей станет другим, и от этого многое будет зависеть.

— Дело не только в том, что мы научились мыть руки, соблюдать санитарные нормы. Речь идёт о личной ответственности каждого. Успели ли мы это осознать?

— Считаю, что да. Произойдёт переоценка ценностей, и многие «вернутся» в свою семью, потому что осознали: в случае беды она остаётся главной защитой, крепостью и тылом. Возможно, станут меньше посещать какие-то заведения или мероприятия. Это повлечёт изменения в некоторых направлениях развития экономики. Для одних это будет очень болезненно, для других — наоборот, откроет новые перспективы.

— В общей статистике по России крымские показатели по пандемии выглядят оптимистично, и наши подходы впечатляют.

— Проблемы, которые у нас есть (с ними мы пришли из Украины в Россию, в том числе и в здравоохранении), были самым большим нашим опасением. За шесть лет мы, конечно, многое сделали, чтобы подняться на другой уровень. И работа штаба началась своевременно. Меры приняли решительные, за что мы даже подвергались критике: ещё нет повода, а вы уже всё «задраиваете». Тем не менее убеждён: именно это сработало и дало нам возможность на раннем этапе прервать цепочки заражений. Поэтому в Российской Федерации по ситуации с коронавирусной инфекцией Крым занимает приличное место — в самой нижней части таблицы. Считаю, у крымского оперативного штаба всё получилось.

В. Константинов в гостях у ветерана. Моральная поддержка от лидера «Крымской весны» фронтовикам очень нужнаВ. Константинов в гостях у ветерана. Моральная поддержка от лидера «Крымской весны» фронтовикам очень нужна— Впервые мы отмечали День Победы в режиме самоизоляции. Как вы оцениваете «Бессмертный полк» в режиме онлайн? Смогли ли люди получить накал тех эмоций, которые они обычно переживают в этот день?

— Накал эмоций соответствовал юбилейной дате. Намеченные нами мероприятия состоялись с соблюдением всех мер предосторожности, но в соответствии с традициями. Мы возложили цветы к мемориалам, открыли новые памятники. Большого количества людей это не требовало. Всё, что можно было сделать в данной ситуации, мы сделали. Совместными усилиями всё-таки удалось завершить намеченную реконструкцию нескольких памятников, хотя в определённое время существовал запрет на проведение работ.  

— Было ли понимание со стороны ветеранов?

— Ветераны — уникальные люди. Я много лет с ними общаюсь, и мы вместе переживали разные кризисы. На наше поколение они смотрят немножко свысока.

— Это естественно!

— А по поводу нынешней ситуации говорят: «Что вы переживаете, разве это проблема? Вы живёте счастливо! У вас полно еды, есть работа. Дороги вам асфальтируют, школы строят. Произошли небольшие колебания, и вы уже нервничаете?».

Так что всё с ветеранами в порядке, они всё понимают. Это люди нетребовательные. За годы общения с ними я убедился, что прошедшие войну смотрят на мир по-другому. Это открытый «колодец», из которого надо черпать, напиваться «живой воды», которая всему нашему народу будет давать силу.

— Память о Великой Отечественной войне — это в том числе ваша личная история. С 2010 года по вашей инициативе восстанавливаются памятники, посвящённые периоду 1941—1945 гг. В этом году после реконструкции открыли четыре. Такие инициативы просто так не рождаются.

— Такие эмоции, как у меня, есть у каждого человека. Нет в России семьи, в которой не было бы своих героев, своих трагедий.

С историей происходят удивительные вещи. Мы находимся в эпицентре борьбы против её подмены. Против нас ведётся война. Если они её выиграют, то им удастся украсть у нас Победу. Действуют они очень профессионально, по нескольким направлениям, привлекая множество источников. Наблюдаю за этой борьбой многие годы: такой вспышки, как сейчас, прежде не было. Они понимают, что «колодец», о котором я упомянул, — это наша сила, наше завоевание, наш успех. Благодаря этому мы стали не просто великим народом, а народом-победителем, перед которым преклоняется вся планета. Конечно, этот статус раздражает оппонентов. Они имеют заслуги в экономике, но им нужна ещё и наша Победа. Чтобы её украсть, ведут колоссальную работу, делают это тонко, подменяя факты и документы. Противостоять им в их странах некому. Это можем сделать только мы, наше поколение. Наша обязанность — не только бороться с фальсификациями, но и сформировать у молодёжи иммунитет, способный надёжно защитить Великую Победу на длительное время. В историческом плане 75 лет — очень маленький период. Мы ещё долго будем находиться в тени жертв, которые понесли в той войне. Из нашего народа вырвали почти 30 миллионов, и это остаётся открытой раной, ещё даже шрамы не образовались. И мы пока не всё сделали, чтобы сохранить память об этом. От того, как сбережём чистоту того «колодца», зависит нравственная чистота нашего народа. Это наши вера, святыня, религия, если хотите.

— Ощущаете ли вы, что генетическая связь существует, наша молодёжь взяла самое лучшее у героев и продолжит хранить эту память?

— За нашу молодёжь я спокоен. Они прошли через «Крымскую весну», были тогда детьми, но хорошо помнят эти события. У нас много музеев, и мы проводим большую работу по патриотическому воспитанию. Только через мемориальный комплекс «Красный» за 5 лет прошло более 150 тысяч школьников. Работа эта ведётся не только в одном месте, она проводится фронтально. По всему Крыму памятники приведены в порядок. Очень важно, чтобы это делали сами люди и не по команде власти. И они делают. Помогают предприятия, депутаты, местная власть. Мы дружно поработали, и я удовлетворён результатом.

Туристическая отрасль очень надеется, что подобные «отпускные картинки» не станут единичнымиТуристическая отрасль очень надеется, что подобные «отпускные картинки» не станут единичными

— К 75-летию Великой Победы создан документальный фильм «Красный», рассказывающий о зверствах фашистов в концлагере. Это очень страшно, вызывает сильные эмоции. Расскажите о ваших впечатлениях.

— О трагедии концентрационных лагерей не знали в полной мере даже те, кто прошёл всю вой­ну. Тысячи убитых, горы трупов в Освенциме, Дахау… ни в одной войне до этого такого не было. Крымская война по сравнению со Второй мировой была джентльменской: не расстреливали ни пленных, ни мирных жителей. Даже в средневековье не было такой жестокости. Оценить масштабы трагедии поколение 40-х не могло. Столько стран лежало в руинах, надо было их восстанавливать. Только сейчас мы, изучая все материалы, знаем, как работал адский механизм массовых казней, можем дать оценку, по-другому посмотреть на трагедию. Мы знаем, кто участвовал в убийствах, назвать имена и страны. А им неприятно это вспоминать, в своих музеях они об этом не рассказывают.

Мы в музее мемориала «Красный» ведём поисковую работу, изучаем судьбы людей. Так был создан и документальный фильм. Это не последняя работа.

Для меня это личная история. Через концлагерь прошёл мой отец, и я всю эту трагедию пропускаю через себя. Посещая «Красный», никогда не остаюсь равнодушным. Мы проводим там заседания попечительского совета, и, казалось бы, можно было привыкнуть. Но этого не происходит, потому что рана открыта. Убеждён, наш фильм займёт достойное место в российской документалистике. В России тоже об этом знают не все. Она не вся была оккупирована, а Крым хлебнул горя в полной мере, пережив кровавую оккупацию с 1941-го по 1944-й с множеством жутких убийств. Это делает комплекс в «Красном» живым и востребованным, а фильм о нём — сильным.

— Беды всегда сплачивали наш народ. Мы видим, как и сейчас, в ситуации борьбы с коронавирусной инфекцией, крымчане активно включились в волонтёрское движение. Как вы оцениваете это качество крымчан?

— Нам не стыдно за наше волонтёрское движение. Оно, без преувеличения, одно из лучших в Российской Федерации. Еженедельно участвуя в селекторных совещаниях, убедился в этом. Причём у нас абсолютно не было затруднений при его формировании — все были готовы идти в волонтёры. Предложения о помощи от предпринимателей тоже сыпались со всех сторон. Эта работа набрала обороты, получила высокую оценку, и мы будем это продолжать. У нас есть полное ощущение, что сворачиваться ещё рано. Многие пострадали, остались без работы и зарплаты. До конца года мы намерены оказывать помощь тем, кто в ней нуждается. Первым делом сформировали базу данных, после этого развернули во всех регионах Крыма штабы. Депутаты всех уровней включились в их работу. Этот опыт уникален в своём роде.

— По инициативе Президента России осуществляются беспрецедентные меры поддержки людей. Как это реализуется в Крыму, есть ли свои инициативы?

— Инициатив много. Чтобы их перечислить, часа не хватит. Мы создали специальную памятку и раздали её во все регионы, чтобы и сотрудники всех предприятий, и предприниматели, и семьи с детьми понимали, какая помощь им оказывается. Это и льготное кредитование, и социальные выплаты, и разовые пособия, и много других мер федерального и республиканского уровня. Но надо понимать, что мы переживаем кризис, и сколько бы власти ни помогали, лучше, чем было до него, не будет. Чтобы восстановиться, придётся поработать. Ни у кого не должно быть иллюзий, что он получит помощь, которая в полной мере компенсирует все потери, и будет казаться, что ничего не произошло. К нам пришла беда. Создала её не власть, но она несёт огромную ответственность сейчас и на федеральном, и на региональном уровне. Здравоохранение, образование — вся наша экономика должна финансироваться без остановок и функционировать без сбоев.

Мы помним, как при Украине существовали две бюджетные корзины. Из первой шли выплаты минимальной зарплаты, но в последний год даже по ней пошли задержки. Ничего подобного мы не наблюдаем сейчас, ситуация у нас стабильная, все социальные платежи поступают вовремя.

Сейчас важно понять состояние рынка. Что произойдёт со спросом? Нужна ли продукция, которую производят предприятия? Будут ли востребованы услуги? Как выстроится цепочка взаимоотношений: производитель—потребитель? Если в ней появятся сбои, придётся строить новые. Задача власти — создать новое окно возможностей, чтобы предприниматели могли себя реализовать.

— Вы сами из бизнеса и как никто знаете о проблемах предпринимателей сегодня. Что нужно сделать, чтобы экономика ожила? Ваши прогнозы на её восстановление.

— Я состоявшийся предприниматель с большим стажем и горжусь, что меня избрали на должность спикера именно из этой сферы деятельности. Не всё из моего опыта применимо сейчас, но некоторые принципы продолжают однозначно работать в момент выхода из кризиса. Главное для предпринимателя — понять, что произошло с тем делом, которым занимаешься. Бесполезно плакать, расстраиваться — надо принимать меры, чтобы выживать. Важно увидеть возможности, потому что прибывает ровно на столько, на сколько убывает. Помощь властей при этом должна быть точной. Говоря медицинским языком, «укол надо сделать в вену».

И о роли бюрократии. Она нужна и работает на пользу бизнесу, если удерживает правильный баланс. А если чрезмерна, то убивает бизнес, лишая его возможности развиваться. Бизнесмены, олицетворяя меня с властью, так и говорят: «Пока у вас это оформишь, рынок поменяется». А в 90-е годы всё так бурно развивалось, потому что существовал лозунг: «Разрешено всё, что не запрещено». Как будто открыли плотину, таким потоком полились инициативы. В тот период предприниматели и накормили людей, и одели — создали новую экономику. А сейчас спросите молодёжь: кто после вуза хочет быть предпринимателем. Мало таких. Способных организовать и вести собственное дело по статистике всего 10%. Надо дать им такую возможность. Не надо «кормить их из ложечки», они сами справятся.

— Если это удастся, и восстановление бизнеса пойдёт по такому реалистичному сценарию, сколько времени понадобится, чтобы преодолеть кризис?

— На счетах в крымских банках порядка 90—100 млрд рублей. Это деньги крымчан, но сейчас они не работают, люди боятся рисков. Задача власти их снизить. Потенциал у нас есть: деньги создают деньги, их надо пускать в дело.

Крым не может быть неуспешным регионом. У других есть газ, нефть, а у нас — море и солнце. Такого богатства нет ни у кого в России, и все поедут сюда. Способов для реализации только нашего туристического кластера колоссальное множество. И перспективы для восстановления экономики Крыма радужные.

— Прозвенели последние звонки в школах, и тоже в режиме онлайн. Какие слова напутствия вы бы адресовали выпускникам школ, куда бы посоветовали им пойти учиться?

— Я вырос в семье учителя. Знаю, что значит этот труд. Создал в своё время частную школу. Она успешно функционирует. Являюсь попечителем в трёх общеобразовательных заведениях — не пассивным, активным, организовал там работу попечительских советов, оказываю помощь. Да и вообще к системе образования отношусь по-особенному, потому что понимаю, насколько она важна. Это основа нашей жизни, стабильность и будущее общества. Выпускникам, которые сейчас столкнулись с этой ситуацией из-за коронавируса, хочу пожелать, чтобы они не думали, что произошло что-то чрезвычайное. В моей жизни, например, была холера. Я попал в изоляцию в Одессе, когда был у бабушки. Вспомнил об этом только сейчас, когда началась история с коронавирусом. Уверен, пройдёт время, и нынешние дети тоже забудут о пережитых неудобствах, уроках в режиме онлайн. Наблюдаю за тем, как это происходит мучительно для детей, преподавателей и особенно — родителей. Даже шутка появилась, что родители быстрее медиков изобретут лекарство или вакцину от коронавируса, чтобы дети скорее в школу пошли.

Последний звонок — это ожидание каникул, возможность отдохнуть, набраться здоровья и сил на новый учебный год. Уверен, он у нас будет позитивным. А тем, кому после окончания школы предстоит выбирать жизненный путь, важно не ошибиться — вот мой им совет.

Мне в жизни повезло — стал строителем, хотя до этого много фантазировал, хотел быть и военным, и моряком. Но дело случая — Бог привёл меня в строительство. Люблю эту профессию. До сих пор считаю себя строителем, и сколько буду жить — буду строить, мне это нравится, потому что это созидание. Так же каждый должен себя найти. Это очень важно, особенно для мужчины. Иначе не реализуешь в полной мере то, что тебе дал Бог, будешь «стрелять всегда холостыми» и мимо цели.

Записала Людмила РАДЕВА

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Похожие статьи

Объявления

Уважаемые читатели!

Редакция газеты «Крымские известия» продолжает приём объявлений о согласовании местоположения границы земельного участка.

Подробнее...

ПОДПИСКА

Продолжается подписка на электронную версию газеты «Крымские известия» в формате PDF.

Подробнее...
July 2020
Mo Tu We Th Fr Sa Su
29 30 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2

Animation

Лента новостей

Error: No articles to display